Главная страница arrow Географы путешествуют arrow Из дальних странствий возвратясь... arrow Совсем немного об Исландии
Совсем немного об Исландии Печать E-mail
Перлов Леонид ЕвгеньевичЛеонид Евгеньевич Перлов,
ГОУ ЦО №1492, г. Москва

Жил человек по имени Эйольв. Его отцом был Бальверк, сын Эйольва Серого
из Отрадаля, внук Торда Ревуна, правнук Олейва Фейлана. Матерью Эйольва
была Хродню, дочь Скегги с Мидфьорда…

Сага о Ньяле
«В этой стране даже кошку в гостинице зовут Кратер»! – с некоторым раздражением в голосе заметила моя жена. Надо признать, что кое-какие основания у нее для этого, безусловно, были. Кошку, действительно, звали именно так, поскольку имя и регистрационный номер значились у нее на соответствующей табличке, прикрепленной к ошейнику. Кошка Кратер сидела на крылечке гостиницы в северном исландском городе Хусавик и, с видимой неохотой, поедала кусок маринованной по-исландски селедки. Я был с ней полностью в этом солидарен – знаменитый продукт на вкус оказался совсем не таким восхитительным, как представлялось по литературным и иным источникам. Впрочем, постараюсь быть объективным: маринованная и, при этом сладкая, селедка оказалась тем единственным элементом, который у нас в этой стране не вызвал безусловного восторга. Да и то, я своими глазами видел множество людей, которым странное блюдо пришлось вполне по вкусу...

А почему, собственно, Исландия? – Этот вопрос в процессе подготовки к поездке я так и не услышал. Возможно потому, что мой профессиональный круг общения, в основном, географический. А для географа такой вопрос просто несерьезен: речь-то не о чем-нибудь, а об Исландии! Да, конечно, далеко и достаточно дорого. И предложений в московских турфирмах, как оказалось, негусто – всего два варианта. И совершенно непредсказуемая, что и подтвердилось, погода (по сведениям из Интернета, в течение месяца температура воздуха колебалась в диапазоне от +10 до +25). Но все это с лихвой компенсируется фантастической красотой природы Исландии и удовольствием от общения с ее жителями. Жаль вот только, что всего восемь дней.

Международный аэропорт находится в часе езды от Рейкьявика. До 2007 года там располагалась американская база ВВС. Место это называется Кеблавик и городом его, собственно, назвать нельзя – там никто не живет. С названием тоже все не просто. На русскоязычной карте, купленной в Москве, написано «Кефлавик». На исландской карте – «Keflavik». И только на месте выяснилось, что латинское «f» в исландском языке в некоторых случаях читается как что-то среднее между «б» и «п».

Аэропорт большой и удобный. Стоит обратить внимание на оригинальный дизайн светильников в зале ожидания – они изготовлены из тресковых шкур.

Треска – национальное достояние и национальный символ, наряду с симпатичной птичкой тупиком, вулканами. гейзерами, водопадами и ледниками. На монетке в одну крону изображена именно треска. Правда, купить на эту монетку ничего нельзя: по нынешнему курсу крона соответствует примерно одному американскому центу, а цены в Исландии более чем серьезные. Хотя и не такие чудовищные, как можно было предположить по предварительной информации. Чашка кофе в придорожных кафе стоит 200-300 крон. А нас, между прочим, пугали, что не меньше 15 долларов! Не верьте – это неправда. Тем более, что исландцы этот самый кофе пьют чаще, чем турки, да еще и крепчайший эспрессо, как правило.

Наш маршрут был построен по принципу опорных точек. Это оказалось удобно. Три ночевки на юге страны, в поселке Хетла, с ежедневными радиальными выездами, затем переезд через всю Центральную Исландию с юга на север, больше 500 километров, и еще трое суток в маленьком северном городке Хусавик. Опять-таки, с ежедневными радиалками. И потом – трехсоткилометровый переезд в Рейкьявик, в последний день перед возвращением. Физически это довольно тяжело, но зато не приходится ежедневно собирать-разбирать весь багаж.

В Хетле всего 400 жителей. Городок на берегу быстрой порожистой реки. Правда, других рек в Исландии, кажется, вообще нет. В реке водится лосось, его ловят прямо с берега. Стоит это недешево, но желающих хватает. Особенно среди туристов. Рек, в которых не водится лосось, нам тоже не попадалось. Разница только в количестве. Наш гид (о нем отдельный разговор) иногда говорил, что в этой реке много лосося, а иногда – что его там очень много. Неудивительно, что как минимум две из встреченных нами речек носят гордое название «Лакса». По-исландски «laxa» - лосось.

Для Исландии Хетла это практически крайний юг, 63040' c.ш. Тем не менее, везде полно цветов.

Гостиница «Фоссхотель Линд» небольшая и по ощущениям очень «домашняя». В холле мебель «под старину» и явно старинная фисгармония. Рядом стоит большая корзина с разными вязаными штуками - исландскими свитерами с характерным зигзагообразным рисунком, варежками и шапками. В уголке пристроен общедоступный компьютер с выходом в интернет.

В первый же вечер, за ужином, был опровергнут еще один миф об Исландии. Традиционная исландская кухня, как написано и сказано во многих источниках, включает в себя такие деликатесы, как протухшая акула, квашеные тюленьи плавники и тушеные тупики. Все это полагается непрерывно запивать местной картофельно-тминной водкой «бреннивин». Иначе стошнит. Бреннивин исландцы называют «черная смерть», за своеобразный вкус и угольно-черную этикетку Так вот, ничего подобного в Хетле не оказалось. А оказался там вкуснейший лосось с картошкой и капустой-брокколи, салат из помидоров с огурцами (местными) и сливочный крем, с черникой размером в вишню. Как выяснилось, получить настоящую еду викингов, включающую вышеописанные вкусности, можно только в специализированных ресторанах в Рейкьявике и за очень большие деньги. Проблем в общении с официантом также не возникло. Очень быстро выяснилось, что он поляк, вполне сносно понимающий по-русски. Поляков там вообще много. Их охотно принимают, поскольку в стране имеются проблемы с трудовыми ресурсами. Литовцев и латышей мы тоже встречали…

Программа второго дня была построена на посещении «Золотого кольца» Исландии. «Золотое кольцо» включает в себя три основных объекта: Национальный парк Тингвеллир, водопад Гюдльфосс («-фосс» по-исландски водопад) и Долина Гейзеров (на схеме названия подчеркнуты).

Интересно, что обозначение дорог в Исландии включает в себя и указание типа машин, для которых проезд по данной дороге безопасен. Так, обозначение «4х4» говорит о том, что ездить по этой дороге следует только на полноприводных автомобилях. Дороги же, обозначенные символом «F», предназначены исключительно для внедорожников. Большинство дорог в стране относятся как раз к такой категории. Правда, то, что понимают под внедорожником исландцы, не вполне соответствует российским меркам. Гордый российский владелец навороченного «хаммера» заплакал бы от зависти и унижения, посмотрев на рядовой автомобиль скромного исландского фермера-бонди. Практически в каждой семье, в том числе и городской, кроме обычной машины, имеется такой «бигфут», предназначенный для поездки на дачу (они там тоже есть) или на рыбалку. Основная проблема на дорогах – многочисленные броды. Глубина их местами довольно значительна, больше полуметра.  Поэтому исландские джипы частенько оборудованы еще и воздухозаборниками-шнорхелями, торчащими на высоте багажника.  

Звучное слово «Тинг» переводится как «собрание». С 10 века в определенном месте на берегу озера Тингваллаватн собирался общеисландский сход, который продолжался по две недели. Сход назывался «альтинг» - высшее собрание. Это и был старейший в мире парламент.

Территория национального парка, разумеется, значительно больше, чем собственно место древнего тинга. В нее входит почти вся рифтовая долина, занятая многочисленными меридиональными разломами. Долина-грабен четко ограничена с запада и с востока двух-трехступенчатыми сбросами. Это единственное место, где можно увидеть на суше границу Североамериканской и Евразийской литосферных плит. Местами по границам разломов хорошо видны лавовые выходы с характерной натечной текстурой.

Парк отлично спланирован и оборудован удобными дорожками. В необходимых случаях проложены деревянные настилы с перилами. Тем не менее, находятся, видимо, желающие полазить по отвесным сбросам. Для самых отважных предназначены предупредительные знаки в наиболее опасных, а значит и привлекательных для туристов такого рода местах.  

Было очень интересно, но, пожалуй, жарковато. Как выяснилось вечером, в этот день как раз там, где мы были, был зафиксирован температурный рекорд за двести лет наблюдений - +290! Исландская погода оказалась куда более непредсказуемой, чем обещали. Правда – не в сторону холода и сырости, а, по счастью, совсем наоборот…

Реки без водопадов встречаются в Исландии примерно так же часто, как реки без лосося. Гюдльфосс (Золотой водопад) наиболее известен и посещаем туристами. Он впечатляюще велик и живописен, но и в том, и в другом с Гюдльфоссом могли бы поспорить и другие водопады. Этому просто повезло оказаться в непосредственной близости от Национального парка Тингвеллир и Долины гейзеров, так что ознакомление со всеми тремя объектами вполне укладывается в один день.

Гюдльфосс трехступенчатый, общей высотой больше 30 метров. Как и в большинстве часто посещаемых туристами мест, здесь имеется вся необходимая инфраструктура, от просторной автостоянки до отлично оборудованных и сверкающих чистотой туалетов. Как раз здесь мы и услышали впервые от нашего гида Трости интригующую фразу, которая потом звучала практически повсеместно: - «Здесь готовят очень вкусный суп»! За все, проведенное в Исландии время, Трости не ошибся ни разу…

Наш замечательный гид вполне заслуживает небольшого отступления. Дело в том, что у принимающей стороны что-то не сложилось с запланированной для нас русскоговорящей сопровождающей Светланой. Возможно, из-за малочисленности нашей группы – всего восемь человек. Перед нами, конечно, извинились прямо в аэропорту и обещали, что новый гид будет не позднее, чем к утру следующего за приездом дня. Действительно, за завтраком нас поджидал обещанный сопровождающий. Он оказался исландцем с именем, как будто целиком взятым из какой-нибудь саги – Трости Бергланд Тростссон. Позже выяснилось, что «Бергланд» это клановое имя и имеют его, естественно, только самые что ни на есть «коренные» потомки викингов.

Бывший моряк, из-за травмированной руки он оказался на берегу. По совету старшего брата (семейные связи в Исландии очень сильны) выучил русский язык, специально для этого съездив на три месяца в Россию. Оказывается, в Твери есть специальная частная школа, как раз для таких случаев. Его брат и сам эту школу заканчивал, а теперь продает в Россию рыбу. Надо полагать, впечатление от нашей страны оказалось настолько сильным, что по возвращении Трости незамедлительно женился на русской девушке Ольге (по-исландски Хельге) и обзавелся очаровательной русско-исландской дочкой с замечательным, чисто викинговским именем Мария Бергланд Тростдоттир.

Работа с нашей группой была для него едва ли не первым опытом такого рода, но справился с ней наш Трости вполне успешно, несмотря на определенные языковые проблемы. По счастью, двое из группы прилично говорили по-английски, а еще двое могли худо-бедно на этом языке общаться. Трости, правда, старался к английскому прибегать только в наиболее критических случаях. К слову сказать, по-английски исландцы говорят все, вне зависимости от возраста, пола и места проживания. Так что никакой необходимости учить их суперэкзотический язык для поездки в Исландию нет. Вполне достаточно владеть разговорником из трех слов: - «Такк» (спасибо) и «Годден даген» (доброе утро). Особо способные к языкам туристы могут освоить еще фразу «Такк ферир» (большое спасибо). Все остальное, как правило, все равно практически непроизносимо, так что и стараться не стоит…

Долина гейзеров, безусловно, является визитной карточкой страны. Об исландских гейзерах, наверняка, слышали даже закоренелые двоечники, неспособные без подсказки отыскать Исландию на карте полушарий. К нашему удивлению, никакого столпотворения туристов там не обнаружилось, несмотря на лучезарную погоду и разгар туристского сезона. И вообще, хотя страну ежегодно посещают примерно 6 миллионов гостей (при населении в 290 тысяч) исландцы ухитряются организовать все без каких бы то ни было очередей, давки и нервотрепки. Притом, что львиная доля туристов приходится на июль-август: в июне еще прохладно, а в сентябре и холодно, и постоянные дожди.

Единственный, ныне действующий, из крупных гейзеров, это Строккур.

Но уж он отдувается за всех. Строккур фонтанирует с интервалом 3-5 минут и выбрасывает струю кипятка пополам с паром метров на пятнадцать. Чем больше интервал, тем мощнее выброс. После извержения вода с шумом стекает в опустевшее круглое жерло диаметром около двух метров, заполняет его, и затем все повторяется.

Собственно Гейзер, Гейзер с большой буквы, к сожалению не работает с 2000 года. Что-то там, в глубине, сдвинулось, и он даже не кипит.

А вот размеры его впечатляют – диаметр идеально круглого жерла не меньше четырех метров!

Вокруг множество небольших образований, в основном просто булькающих и кипящих, как вода в кастрюле.  

Или совершенно спокойных, но заполненных водой неправдоподобного цвета.

К сожалению, по данным многолетних наблюдений, активность источников в Долине гейзеров неуклонно и достаточно быстро снижается. Даже относительно небольшой, около метра в диаметре, Литли-гейзер, еще три года назад был вполне активным. А теперь то, что попалось в кадр – практически предел его возможностей. Так что желающим увидеть в Исландии настоящий гейзер следует поторопиться, пока еще не «заснул» хотя бы работяга Строккур…

Мрачноватый, полуторакилометровой высоты, горб Геклы мы увидели еще в день приезда. Самый активный вулкан Исландии, Гекла находится примерно в 40 километрах от поселка Хетла. Вершина его, как правило, закрыта облаками. Но нам опять повезло: невероятная погодная аномалия обеспечила еще и безоблачное небо, и отменную видимость.

Форма у Геклы не вполне типична для стратовулкана. Дело в том, что центрального кратера у нее нет. Гекла – вулкан исландского, трещинного типа. Привершинная трещина открывается в среднем каждые 9-10 лет. От последнего извержения прошло уже 12 лет, так что исландцы пребывают в ожидании. Не сказать, чтобы радостном. Местность вокруг Геклы практически не населена, но бомбами она швыряется километров на пятьдесят. К тому же, относительно недалеко от нее еще один вулкан, Лаки. Точнее, гигантская, 30-километровая трещина, на которую нанизано больше сотни вулканических конусов. В конце 18 века Лаки выдал 18-месячной продолжительности извержение, уничтожившее треть тогдашнего населения Исландии. Люди умирали, главным образом, от голода. Пепловые тучи погубили и без того небогатые пастбища; скот, практически весь, погиб, как и рыба в реках.

Наш следующий маршрут был как раз в район Геклы, в местность под простым и незатейливым, по исландским меркам, названием Ландаманналёйгар. Это активный вулканический район, несколько севернее массива Геклы. Добраться туда непросто. Грунтовая дорога с несколькими бродами рассчитана на внедорожники. Наш маленький, хотя и полноприводный, микроавтобус «Мерседес» таковым не являлся. Поэтому Трости, оправдывая репутацию прирожденного викинга, время от времени вылезал и шел перед машиной, находя безопасный брод. Вода в речках ледниковая, с температурой градусов в пять. Но, на вопрос, не холодно ли ему, этот сын Севера, в свою очередь, с интересом спросил: - А что означает это странное слово – «холодно»?

Территория выглядит, да и является, по сути, настоящей пустыней. Возможно, это объясняется характером горных пород. Лава у Геклы кислая, с высоким содержанием кремнезема. Огромные площади покрыты вот таким щебнем и глыбами липаритовой пемзы и, местами, обсидиана. Обсидиан тоже пористый, сильно похожий на стекловату, но черного цвета. Такие породы обладают высокой водопроницаемостью, поэтому поверхность слишком сухая даже для мхов. Там, где вода хоть немного задерживается, попадаются и мхи, и лишайники. И даже осока-щучка.

Дорога грунтовая, засыпанная мелким щебнем и довольно пыльная. Зимой ее заносит снегом, поэтому вдоль дороги повсеместно выложены каменные туры, заметные в зимнее время.    

Ландаманналёйгар это что-то вроде туристкого приюта. Место для автомобилей и автодомиков, база спасателей, большая площадь под установку палаток. Палатку можно поставить свою, а можно взять напрокат здесь же. А еще – магазин, обязательные души и туалеты, оборудованные места для приготовления еды и ее поглощения. И, разумеется, мусоросборники.

Магазин как раз занимает один из этих автобусов (снимок справа). Платить там можно как деньгами, так и карточкой. Вообще Исландия оказалась первой в нашей практике страной, где необходимости в обмене денег не возникло ни разу. Практически везде принимают к оплате кредитные карты. Если же вы пожелаете платить наличными – тоже не проблема: законом разрешается принимать к оплате евро, доллары или английские фунты. Сдачу вам выдадут исландскими кронами. Немножко крон, все же, имеет смысл раздобыть ради их необычного вида. На исландских монетках различного номинала изображены разные виды рыбы и других морепродуктов. Как уже говорилось выше, на 1 кроне изображена треска. 10 крон – селедка, 50 крон – краб, а 100 крон – морской окунь. Говорят, есть еще 5 крон, но нам такая не попалась. Логически рассуждая, там вполне может быть лосось…

Лагерь находится прямо под кромкой лавового языка. По нему и проложены ознакомительные маршруты различной сложности и протяженности. Все тропинки промаркированы, точный план района с указанием маршрутов можно получить на базе. Туристов было много, но места вполне хватало всем, как в лагере, так и на маршрутах. Лавовое поле относительно молодое, его возраст около 300 лет. И достаточно горячее. Дымят многочисленные фумаролы, иногда целыми участками.  

Практически повсеместно чувствуется запах сероводорода, а местами – серы. Кроме парогазовых фумарол, в этом районе довольно много сольфатар. Их выходные отверстия окружены пятнами ярко-желтой кристаллической серы. Вокруг – риолитовые (липаритовые) горы всевозможных цветов – от светло-серого до черного. А также – розовые, желтые, оранжевые и всех этих цветов одновременно. Пробираться через нагромождение глыб лавы иногда приходится по узенькой тропке. Тропка довольно часто расширяется, чтобы идущие навстречу люди могли спокойно разойтись. При этом все с доброжелательными улыбками и разноязычными комментариями уступают друг дружке дорогу. Принято, все же, уступать дорогу тем, кто идет вниз.

После живописных, но несколько мрачноватых ландшафтов лавовых полей и дымящихся фумарол маршрут выводит к чудесному изумрудному озеру. Вода в нем оказалась совершенно прозрачной и неожиданно холодной.    

Правда, в сотне метров от него оказалось другое, с температурой воды градусов в пятьдесят! Из обоих озер вытекают ручейки. Смешиваясь, они образуют речку с широкими заводями. В речке полно уток, а также туристов. Глубина там всего сантиметров шестьдесят, но зато можно, переползая в сидячем положении по дну, подобрать местечко с наиболее комфортной лично для тебя температурой. При этом не рекомендуется погружать руки в мелкий черный песок, покрывающий дно – вполне можно получить приличный ожог. Собственно, эта особенность речки способствовала нашему взаимному опознанию с группой соотечественников из Петербурга: один из питерцев допустил такую оплошность и достаточно громко высказался по этому поводу на родном языке, наиболее подходящем для таких случаев. Эта встреча оказалась первой и последней – больше мы россиян в Исландии не видели…

Наше пребывание на «теплом» юге закончилось. Дальше – 540 км строго на север, через всю Исландию. Примерно 120 км по асфальту, а остальное – по уже упоминавшимся дорогам «4х4». Половина маршрута с набором высоты примерно до 700 м. Дорога проходит по Центральному плато, между ледниками Лангаёкудль (с запада) и Хофсёкудль (с востока).

Местность совершенно не населена. Машины, попутные и встречные, попадаются примерно с часовым интервалом, что, по здешним меркам, вполне себе оживленное движение. Да и то, главным образом это туристы, на арендованных автомобилях. Несмотря на пустынность территории, по трассе оборудованы обзорные площадки. Обязательный элемент – бронзовые диски с обозначением сторон света и названиями объектов, которые можно в указанном направлении наблюдать.

Ландшафты унылые и, если это вообще возможно, еще более дикие, чем в районе Геклы. И так – до перевальной точки на высоте 700 м.

Здесь заметно прохладнее, градусов 15, не больше. И довольно сильный ветер с лежащего примерно в двадцати километрах к востоку ледника Хофсёкудль.

Примерно через 20 минут после перевала, Трости, с вопросительной интонацией, произнес: - «Место хорошо отдохнуть»? Мы не возражали. Он честно предупредил, что супа там не будет. Нас и это не испугало, дорога, все-таки, тяжеловата. Да и водитель, 70-летний Олав (Олли), явно нуждался в передышке. Это место называется Хвераведлир. Именно место, никакого населенного пункта там нет. Туристский приют, очень похожий на Ландаманналёйгар, но поменьше. И рядом метеостанция.

Горячих источников там не меньше, чем в Долине гейзеров. Если бы Хвераведлир был поближе к цивилизации, туристов там было бы побольше. Впрочем, и без того место это достаточно посещаемое. Настоящих гейзеров в Хвераведлире нет. Действуют несколько активных фумарол. Особенно хороша самая крупная, работающая в непрерывном режиме, причем с оглушительным шипением и свистом.

Вокруг множество небольших кипящих микрогейзеров, а также несколько горячих грязевых источников.

Вода из горячих источников собирается в широкую речку, каскадами сбегающую в озеро. Речка тоже горячая, туристы в ней с удовольствием купаются. Вода, разумеется, сильно минерализованная и с солидной примесью соединений серы. И, конечно, с неизбежным сопутствующим запахом.

На территории приюта работает довольно много молодых ребят, скорее всего волонтеров. Помогают туристам, сколачивают деревянные дорожки к источникам. Ходить просто по земле в Хвераведлире небезопасно: местами твердая корочка имеет толщину всего в несколько сантиметров и легко может проломиться под ногами. А температура в грязевом источнике иногда достигает двухсот градусов. 

Перед отъездом из Хвераведлира познакомились еще с одним экзотическим средством передвижения. Семейная пара приехала попутешествовать по Исландии на этом механизме из Швейцарии! Здоровенный грузовик «Ман» оказался оборудованным не только комфортабельным домом, двумя лебедками (спереди и сзади), но еще и мощными упорами-аутригерами в количестве четырех штук, на предмет самовытягивания его из грязи, если таковая встретится по пути… 

Мы спускаемся с Центрального плато к северу. Четырехсоткилометровый участок маршрута с дорогой «4х4» заканчивается. Примерно через 75 километров от Хвераведлира выбираемся на ту самую, единственную в стране, дорогу №1 – благоустроенное шоссе, проходящее по периметру всего острова. Можно ехать со скоростью до 90 км/час. Быстрее в Исландии ездить вообще нигде нельзя, а в городах – не больше 80. А больше им и не нужно – исландцы никогда и никуда не спешат. Часть группы, оказавшись в таких комфортных условиях, немедленно задремала. И напрасно. Пропустили несколько очень красивых пейзажей. Например, небольшую гору с четким, как будто срисованным из учебника, ледниковым цирком.

На переднем плане не стройматериалы, а сено. Его там, после подсушивания, скатывают в большие рулоны и упаковывают в полипропиленовую пленку, иногда даже цветную, для большей эстетичности. И складируют таким образом. А иногда – просто оставляют на поле.

На короткой остановке в придорожном кафе встретили группу канадцев, путешествовавших на велосипедах. Канадцы, в отличие от россиян, в Исландии частые гости. Лететь-то им туда в два раза ближе.

Следует признать, что снаряжение и оборудование группы заслуживало самой высокой оценки как по конструкции, так и по качеству. Менее подготовленные велотуристы используют для перевозки велосипедов специальную технику. Тем более, что трехколесные средства передвижения очень удобно перевозить на багажнике…

Мы приехали в Акурейри, родной город нашего гида. Город – совершенно без иронии. В Акурейри проживают 14 тысяч человек, и это четвертый по численности населения город в стране. И здесь Трости неожиданно объявил, что на сутки оставляет группу по какой-то экстренной причине. Но вместо него с нами будет его жена Ольга. Обещанная Ольга приехала с двухлетней дочкой, которую и обменяла на восьмерку россиян в возрасте от 10 до 54 лет. Поняв, что наша команда не относится к числу капризных и, тем более, занудных, Ольга (она же Хельга, в прежней жизни учительница физкультуры из Майкопа, в Исландии 8 лет) несколько успокоилась и повезла нас дальше.

А дальше был водопад Годафосс (водопад Богов). Не самый высокий, всего 12 метров, но расположенный практически на дороге №1 и потому очень популярный среди туристов. Надо сказать, нас несколько удивило скопление народа на берегу. Несколько десятков человек прыгали по камням или сидели на гребне каньона, свесив ноги вниз. Годафосс невелик, поэтому никаких специальных элементов оборудования, смотровых площадок или ограничительных устройств там нет.

Причина людности места стала ясна несколько позднее. Оказалось, что некая группа молодых ребят, непонятно зачем, крутится чуть выше водопада на каяках! А один, видимо самый умный, занимается тем же под водопадом, буквально в десятке метров от слива.

Не успели мы как следует наудивляться их безрассудной смелости или же, по мнению старших членов группы, безразмерной глупости, как эти активисты местного клуба самоубийц, один за другим, принялись прыгать на своих лоханках прямо в водопад!

Двое вполне успешно вынырнули внизу. Третий, на желтом каяке, тоже вынырнул. Но от его плавсредства при этом в наличии обнаружилась примерно половина. Передняя. Героя на буксире подтянули к берегу, куда он благополучно и вылез. На четвереньках, но с большим достоинством. Стоявший рядом с нами старик-водитель Олли наклонился ко мне и тихо поинтересовался: - А в России такие сумасшедшие есть? Я честно ответил, что, вероятно, есть, но лично я – не встречал…

В восьмом часу вечера мы добрались до города Хусавик, второго опорного пункта нашего маршрута. Пересечение острова с севера на юг заняло, с учетом остановок, около 11-ти часов. В Москве в это время шел уже двенадцатый час ночи, так что особенной бодрости никто не испытывал. Тем не менее, после ужина все, кроме младшего члена группы, отправились гулять. Городок Хусавик совсем маленький, чуть больше 2 тысяч жителей. Находится в он в нескольких минутах к югу от Северного полярного круга. Приведенные ниже фотографии сделаны около 11-ти часов вечера, было еще вполне светло. Гулять, там, собственно, практически негде, кроме очень красивой набережной, общей длиной метров в двести.

У причалов стоят туристские и рыболовные суда. Как и положено в приморском городке, вся набережная занята маленькими ресторанчиками и барами. Туристов здесь, похоже, побольше, чем горожан. Забавно, что довольно многие с трубками в зубах. Вероятно, для большего соответствия натуре – маленький северный рыбацкий городок, моряки, и все такое…

По программе следующий день целиком был посвящен Национальному парку Йокульсарглюфур. По аналогии с южным «Золотым кольцом», этот район Северной Исландии тоже «кольцо». Но – Бриллиантовое. Для начала, не состоялась встреча с тупиками на мысе Хединсьёфти: мы-то явились вовремя, а тупики – нет. Возможно, задержались на утренней рыбалке. Правда, вместо них там крутилось много чаек-глупышей, но ради них забираться в такую даль явно не стоило. Правда, замечательная панорама залива Скьялбанди несколько скомпенсировала неудачу…

Каньон Аусбирги известен своей оригинальной подковообразной формой и самым густым в Исландии лесом. Лес, действительно, имеется. Он занимает практически все плоское дно каньона, за исключением неширокой полосы осыпей вдоль подножия отвесных скал.

В лесу полно цветов, грибов и черники. Черника, правда, только начинает поспевать. По Аусбирги проложено несколько прогулочных маршрутов. На информационном щите указана их маркировка и протяженность, а также история формирования каньона. Из иллюстраций следует, что это троговая долина, хотя характерной для трогов «зализанности» скал там нет. Впрочем, исландцам, наверное, виднее. Мне больше нравится альтернативная версия: каньон Аусбирги образовался от удара копыта восьминогого коня Слейпнира, на котором ездил грозный Отец битв Один. Действительно, похоже…

Из Аусбирги мы, опять по привычной для нас дороге «4х4», отправились на юг, к крупнейшему в Исландии и в Европе водопаду Деттифосс. В глубоком каньоне, образованном рекой, прорезавшей базальтовые лавовые поля, каскадом расположены пять водопадов. Деттифосс – второй сверху и самый высокий – 44 метра.
 
Вода в реке настолько грязная, что на фотографии сложно различить, где кончается берег и начинается вода. Так вот, вода – справа. Истоки реки Йокулса-а-Фьотлум, образовавшей каньон, находятся у северной кромки ледника Ватнайокудль, самого большого покровного ледника Исландии. Аномально теплое лето привело к быстрому таянию ледника, поэтому уровень воды в реке оказался гораздо выше обычного. Ну, и грязи в реке, конечно, тоже прибавилось.

Мы вернулись в Хусавик часов в шесть. Как раз в это время в городе, как и во всей Исландии, закрываются все музеи. Кстати, в маленьком городке их целых пять, включая Музей китов в помещениях бывшего киторазделочного цеха, а также единственный в мире Фаллологический музей. В период с 10 утра до 6 вечера туристов в городе практически нет, но руководство музеев, похоже, это не беспокоит. Возможно, им так даже легче – меньше возни. А прибыль музеи, все равно, приносить не будут никогда, поскольку не для этого создавались…

Основной элемент декора нашей гостиницы «Фоссхотель» в Хусавике это фотографии китов всех возможных видов, размеров и форм. А также – картины, офорты, литографии, гравюры и барельефы все на ту же китовую тематику. Даже гостиничный бар называется, разумеется, «Моби Дик» и снабжен корабельной дверью с иллюминатором. И картинкой, изображающей, почему-то, не прославленного Мелвиллом Белого Кашалота, а тривиального финвала…

И вообще, киты в этом городе – главный туристский аттракцион. Туристов возят две компании, побольше и поменьше. Основное средство – переоборудованные рыболовные шхуны, причем местной постройки. Еще лет десять назад эти деревянные кораблики строили в Акурейри, но сейчас производство прекращено – пластиковые обходятся дешевле. В зависимости от тоннажа, кораблики берут на борт от тридцати до девяноста человек. Парусная шхуна «Хауккур» маленькая, всего 20 тонн. Её можно арендовать целиком за 550 евро в час. Или отправиться в трехдневное плавание по фьордам с пересечением полярного круга в районе острова Гримси. И стоит-то это всего 680 евро с человека. А можно просто купить билет за 35 евро (1 евро – 127 исландских крон) и на три часа отправиться в море, чтобы посмотреть китов. Если верить рекламе, вероятность встречи с ними в в таких выходах составляет примерно 99%. Вернувшийся вечером Трости эту информацию уверенно подтвердил. По его авторитетному мнению, избежать встречи с китами в Хусавике попросту невозможно.

Очевидно узнав о приезде россиян, исландские киты вступили в преступный сговор с тупиками мыса Хединсьёфти. Во всяком случае, первые три часа мы проболтались в море безо всякого результата. Плюс густой туман с видимостью метров пятьдесят, минус какие то бы ни было китообразные.

Фирма принесла извинения и гарантировала бесплатное повторение выхода в любое удобное для пострадавших время. Для нас удобным оказался вечер этого же дня. Такого же мнения, как выяснилось, придерживаются еще человек шестьдесят туристов, которым в течение дня не повезло. Поэтому для последнего рейса был назначен 60-тонный «гигант» «Наттфари», вмещающий целых 90 человек! Вышли в десятом часу вечера, и в море было уже не прохладно, а просто холодно. Правда, без тумана. Впрочем, холод там проблемой не является. Всем желающим выдаются теплые комбинезоны, яркие плащи с капюшоном, вязаные варежки стиля «подарок любимому внуку от бабушки» и даже шапки. Кроме того, обязательным элементом программы является горячее какао и булочки с корицей. Самое замечательное, что нам удалось в таких условиях увидеть, это очень красивый закат. В двенадцатом часу ночи, да еще и с воды, это было прекрасно. Впечатление не испортила даже довольно заметная качка.

Фирме «Whale Watching» грозила уже не просто потеря репутации, а полное разорение. По счастью для нее, метрах в ста от борта вынырнул дежурный кит-горбач (Humpback whale) и спас положение. Показался он секунд на пятнадцать, так что никто не успел не то что сфотографировать, но даже поставить кружку с какао и схватиться за аппарат. Тем не менее, кит был зачтен. В общей сложности, за шесть с половиной часов в море каждый получил один китовый хвост, две (или три) кружки какао, множество чаек, крачек и даже тупиков, а особо удачливым, в качестве подарка от фирмы, досталась еще и самая настоящая морская болезнь! Между прочим, выяснилось, что от нее отлично помогает какао, так что этот элемент сафари был явно не случаен…

В «Бриллиантовом кольце» севера Исландии самым крупным камнем считается район озера Миватн («Комариное»). Комаров там никаких не оказалось, их вообще в Исландии нет, а оказалась мелкая некусачая мошка. Да и той было не слишком много.

Озеро довольно большое, но мелкое, с очень прозрачной водой и массой маленьких островков. В основном это псевдократеры и торчащие из воды скалы. Берега Миватна плотно, по исландским меркам, обжиты. Несколько ферм, и даже поселок Рейкьяхлид, на вид человек на триста. Несколько восточнее озера расположен Кверфьядль, абсолютно правильной формы черно-коричневый конус большого псевдовулкана. На него можно подняться, это занимает, вместе со спуском, примерно три часа.

Бывшее лавовое озеро Диммуборгир, также входящее в Бриллиантовое кольцо, отличается особенно причудливыми формами скал, а также, несмотря на маркировку, сложностью рельефа. Мы там даже ухитрились слегка заблудиться, но все закончилось благополучно. Котловина озера, правда, заросла лесом, но про исландский лес совершенно справедливо сказано: если заблудился – просто встань…

Отсутствие минеральных энергоносителей в Исландии, как известно, щедро компенсируется подземным теплом. Используют его по-разному. Так, например, тепличные хозяйства, использующие геотермальную энергию, в достатке снабжают эту холодную страну овощами. В некоторых местах, в частности в окрестностях Миватна, подземное тепло и вообще используется непосредственно. Выкапывают неглубокую ямку, опускают туда, например, тесто или еще какое-нибудь сырье и накрывают яму железной крышкой. И все. Через некоторое время оттуда вытаскивают готовый продукт. Правда, процесс этот довольно долгий. Выпечка хлеба, например, занимает 10 – 12 часов.

Получение электроэнергии с помощью геотермальной энергии – дело, конечно, куда более трудное. Бытует ошибочное представление о том, что ГтЭС строятся непосредственно в местах выхода перегретого подземного пара на поверхность. На самом деле – ничего подобного. Для станции бурятся глубокие скважины, в которые закачивается подаваемая по водоводам вода. Глубина скажины ГтЭС Кроблустьод достигает 3 км.

ГтЭС можно построить далеко не везде. Иногда от строительства отказываются по геологическим соображениям, а иногда – по экологическим. Например, в местечке Ньямафьядль даже провели разведочное бурение, но от строительства, в конце концов, отказались. А устья скважин закидали камнями и получились отличные рукотворные фумаролы, на которые с удовольствием глазеют туристы.

За несколько лет кучи камней, которыми обложены устья скважин, обросли гейзеритом и серными выцветами, из щелей свищет пар, запах валит с ног, получилось очень похоже. Особенно для туристов, в массе не обремененных геологическими знаниями.

Долина Ньямафьядль дымится буквально вся. И запах здесь не сероводородный, а откровенно серный. Поверхность практически лишена растительности и покрыта сульфидной, а также карбонатной коркой.

Здесь огромное количество грязевых гейзеров разной степени активности. В некоторых из них просто булькает серо-синяя грязь, а другие даже изображают что-то вроде фонтана…

Нам оставалось совсем немного – около 300 километров до Рейкьявика по дороге №1. Однако, этот участок маршрута оказался не менее интересным, чем все остальные.

Говоря о населении Исландии, обычно упоминают, что оно составляет 290 тысяч человек. При этом вполне можно было бы добавить – и 100 тысяч лошадей. Исландские лошади – не просто домашние животные, но настоящий предмет национальной гордости и всеобщей любви. Наверное, это древнейшая порода из ныне существующих, которую удалось сохранить в первоначальном виде, с 10 века! Ввоз лошадей в страну законодательно запрещен. Запрет этот неукоснительно соблюдается, но и без привозных животных в обитаемых районах Исландии очень трудно увидеть пейзаж, не украшенный симпатичными небольшими лошадками самых невероятных расцветок. Чаще всего – рыжих с темной или (самые красивые) светлой гривой.

В исландском районе Скагафьордур, на ферме Флугумьюри проживает удивительная семья. Невероятно уже то, что ферма эта принадлежит семье с 13 века и по сей день. Хозяйку зовут Эйрин Анна Сигурдардоттир, а ее мужа – Пауль Бьярки Паулссон. И их пятеро детей.

Сфотографировать их всех одновременно решительно невозможно, поскольку в любой момент времени кто-то из членов семейства пребывает в седле и куда-то скачет. Пришлось ограничиться старшим и младшей представителями. Шестилетняя Джулия вполне уверенно чувствует себя и на собственных ногах, однако в седле, как нам показалось, ей, все же, комфортнее.

Специализация фермы – племенное коневодство. Но, несмотря на то, что стоят элитные лошади дорого и покупают их охотно, велики и расходы. Поэтому хозяева Флугумьюри содержат стадо молочных коров, а также небольшую гостиницу для туристов. Желающих у них остановиться более чем достаточно. Кроме достаточно комфортных условий, гостям обеспечено, конечно, и близкое знакомство с лошадьми…

Путешествия, как правило, начинаются в столицах. Наше – в столице заканчивалось. Что-то в этом есть – познакомившись со страной, в заключение посмотреть столицу. Если все происходит в обратном порядке, может возникнуть соблазн сравнить страну и ее центр. Чтобы потом, с полным основанием, утверждать: ну, столица, конечно, как отдельная страна! Так вот, Рейкьявик отличается от остальной Исландии только тем, что в нем живет гораздо больше людей. А в остальном – то же самое. Доброжелательные люди, двух- и трехэтажные, преимущественно, дома и ощущение покоя.

Наверное для того, чтобы мы почувствовали себя совсем как дома, город даже продемонстрировал нам в одном из переулков старенькую «Ниву» с исландскими номерами…

Не существует стран, о которых можно было бы исчерпывающе рассказать в пределах полусотни страниц. Тем более, если речь идет о такой стране, как Исландия. Однако, есть хороший способ узнать о ней больше. Просто нужно постараться, накопить денег и поехать туда. Ручаюсь, страна, в которой даже кошку в гостинице зовут Кратер, никого не разочарует…
 
« Пред.